Грузия потратилась на спасение лари

Грузия потратилась на спасение лари

Национальный банк Грузии продал на аукционе 40 миллионов долларов (2,6 миллиарда рублей) для укрепления национальной валюты — лари, сообщается на сайте регулятора.
Средневзвешенный курс составил 2,9546 лари за доллар. Подобное решение было принято после того, как 26 сентября 2019 года обновился антирекорд — 2,98 лари за доллар. Также за день до этого была повышена ставка рефинансирования с 7 до 7,5 процента годовых.
Грузинская валюта в 2019 году колебалась от 2,67 до 2,70 лари за доллар. После мая лари стал обесцениваться. Сначала он достиг отметки в 2,9 лари за доллар, потом стабилизировался, но вскоре снова продолжил падение. С начала года национальная валюта Грузии обесценилась по отношению к доллару примерно на 10 процентов.
Лари обесценивается в связи с политическим конфликтом с Россией и введенного ею запрета на авиасообщение с Грузией. В июне Нацбанк отказался поддерживать курс нацвалюты за счет продажи резервов.
Согласно подсчетам Национального банка Грузии, до конца 2019 года экономика страны потеряет до 200-300 миллионов долларов из-за сокращения туристического потока из России.

Ряд городов Украины оказался под угрозой отсутствия отопления зимой

Украинцев ждет зима без отопления

«Нафтогаз» опубликовал список компаний, из-за долгов которых целый ряд населенных пунктов Украины может остаться без отопления зимой.
«Ненадлежащие расчеты таких предприятий за газ создают угрозу для теплоснабжения потребителей в отопительный период, что является абсолютно недопустимым», — сказано на сайте «Нафтогаза».
Список должников включает 116 компаний, а всего организаций, предоставляющих услуги централизованного отопления, 1316.
Отмечается, что в перечень должников попали компании, обслуживающие Киев, Кривой Рог, Винницу, Одессу, Харьков и другие города Украины. Наиболее высокий риск срыва отопительного сезона в Смеле Черкасской области и в Червонограде Львовской области.
Однако ранее глава «Нафтогаза» отмечал, что Украина закачала в подземные хранилища наибольшие за последние девять лет объемы газа и полностью готова к отопительному сезону.
Газета ВЗГЛЯД разбирала заявление главы компании и экспертов, которые считают, что Украина блефует — и без российского транзита ее ждет суровая зима.

Кому достанется украинская земля

Кому достанется украинская земля

Украина вплотную подошла к большой распродаже земли. Население против, но президент Зеленский настроен решительно. После открытия земельного рынка государство станет самым большим лендлордом, а вот у граждан России могут начаться проблемы. Что еще нужно знать о скандальном законопроекте, внесенным в Верховную Раду?
Новому правительству Украины нет даже месяца: Алексея Гончарука назначили премьер-министром 29 августа. Но чиновники на мелочи не размениваются, сразу берутся за те вопросы, о которые сточили зубы несколько их предшественников. «Мы сегодня одобрили первый проект закона, первый из пакета о земельной реформе. Мы сегодня подадим его в парламент», — заявил Гончарук накануне.
«Мы одобрили, мы внесем» — все это, конечно, так. Но ради справедливости стоит упомянуть, что одобрили и вносят то, что готовилось еще прошлым составом парламента. Проще говоря, это порошенковский закон, его приданое. Бывший президент и его приближенные верили в свою победу и сами собирались открыть рынок земли в концу этого года или в начале будущего.
Почему не успели раньше? Ответ просто: понимали, что если законопроект примут, то выборы точно продуют.
Поддержка населением земельной реформы год от года меняется, но еще никогда ее сторонники не были в большинстве. Сегодня, согласно данным исследования социологической службы Центра Разумкова, за отмену моратория на продажу сельхоз земель выступают только 31% опрошенных, а более 49% высказываются против.
Учитывая, что сам Разумков прошел в парламент в первой десятке партии «Слуга народа», возможно, даже этот 31% не вполне достоверно отражает настроения украинцев.
То есть для политика этот вопрос довольно токсичный. И браться за него имеет смысл как раз на старте — в начале срока полномочий. И то — в надежде, что до следующих выборов легализация рынка земли успеет принести хоть какие-то положительные изменения.
Что предлагают?
Итак, что же предлагается в законопроекте, который, весьма вероятно, и откроет рынок земли для свободной купли-продажи.
Во-первых, расширен перечень возможных покупателей. Кроме граждан Украины и юридических лиц в перечень возможных собственников предлагается включить территориальные общины и государство.
Для иностранцев в законе оставлена лазейка: они могут приобретать право собственности по завещанию. Это, кстати, одна из действующих схем теневой продажи земли, которую теперь предлагается узаконить.
Во-вторых, в закон включены ограничения на концентрацию земель: одному собственнику может принадлежать не более 15% земли в границах одной области и не более 0,5% (примерно 213,6 тыс. га) в границах Украины. Но реальная площадь Украины сейчас — вопрос политической трактовки.

Вообще, бумага, которую украинские, а вслед за ними и российские СМИ громко окрестили «законопроектом о рынке земли», на деле таковым не является. Как справедливо заметил премьер Гончарук, это всего лишь один документ из целого пакета. Земельное законодательство на Украине существует еще с начала 2000-х годов, просто это мертвые (пока что) нормы.
После их принятия рынок успел ими попользоваться всего год-два. После чего ввели мораторий, действующий до сих пор.
Так что законопроект вносит изменения в уже существующие законы. Самые значимые из них — это, конечно же, право собственности на землю для государства и территориальных громад.
Сегодня государство неполноценный собственник. Когда в 1990-х годах проблемой только начинали заниматься, предполагалось, что большая часть земель будет распаевана, а остаток продадут. Тем не менее, государству, хоть и неполноценно, принадлежит немало земли, а сколько именно — загадка.

Время стать избранным
Дело в том, что по закону любой гражданин Украины может претендовать на получение земельного участка. У некоторых (преимущественно у власть имущих) даже получилось это право реализовать. К примеру, бывшему президенту Украины Леониду Кравчуку и членам его семьи повезло получить несколько граничащих друг с другом участков в черте Киева.
Часть земель за годы независимости перешло и рядовым украинцам. Однако государство тоже пополняло свой банк: если распаеванная земля после смерти собственника не переходила по наследству, государство спустя пять лет отчуждало участок.
По слухам, за годы независимости правительству таким образом вернулось порядка 1 млн паев со средним размером в 2-4 га. А до до этого у государства сохранялось около 4 млн га одной только сельскохозяйственной земли. Даже по самым скромным оценкам, речь идет о миллиардах долларов.
Сколько из этого богатства принадлежит именно государству, а сколько общинам — не ясно. Но вряд ли общины появились в законопроекте просто так.
Русских не пускать!
«Если в рамках мониторинга станет известно, что какой-то россиянин или российская компания стала владельцем украинской земли, участок конфискуют», обещает замминистра экономики, торговли и сельского хозяйства Тарас Высоцкий.
Однозначно можно сказать, что в триумфально поданном в ВР законопроекте таких норм нет. Но, конечно, ничто не мешает внести их туда или в любой другой проект. Тем более, что прецедент уже существует — в приватизации госсобственности российские компании принимать участие не могут.
Понятное дело, что какое-то количество земли уже находится в собственности или аренде у российских компаний и граждан. Пускай даже т.н. «новых россиян», то есть политэмигрантов из Украины, ставших гражданами РФ в течение последних пяти лет.
Если обещанную Высоцким норму действительно пропишут, земли начнут отбирать в пользу государства и территориальных общин?
Возможно. Закон обратной силы не имеет, но это Украина, а соблазн нажиться на грабеже велик.
А для патриотов — раздолье. Земельный рынок — это деревня, все друг друга знают. Так что стучать начнут наперегонки.
Не совсем понятно, правда, как поступят с жителями Крыма. Сегодня там живут более двух миллионов человек с российскими паспортами. И если кто-то из них владеет земельными наделами на материковой Украине, их тоже нужно отбирать? Но как же их отбирать, если Киев твердит, что Крым — это Украина?
Можно постановить, что крымчане землей владеть все-таки могут. А вдруг именно они и бросятся ее скупать — и все тогда, пропал самостийный дом.
Подытожим: Зеленский и земля созданы друг для друга. Президенту нечего терять — во время выборов он сам пообещал уйти после первого срока, так что заботиться о рейтинге ему необязательно.
С другой стороны, Украине кроме земли и продавать-то нечего: приватизации 2015-2018 годов в массе своей провалились, а оставшиеся активы инвесторы не берут даже за четверть первоначальной цены.
Ну а население привычно занимается самоуспокоением: «Ладно, пусть сейчас немного украдет, а потом уже работает». «Немного» обычно не получается.